На PREMIER вышел документальный фильм о подпольных вечеринках в Иране

«Если полиция поймает пьяного иранца на улице, ему грозят тюрьма и удары плетью»: на PREMIER вышел первый в России документальный фильм о подпольных вечеринках в консервативном Иране

«Трип. Запретный Иран: вечеринки под прикрытием» — первый в России документальный фильм про подпольные вечеринки в стране, где запрещено употреблять алкоголь, слушать западную музыку и танцевать. Съемочная группа проникла в закрытый Иран и показала жизнь, которая обычно никому не видна. Отдельное внимание в фильме уделено правам женщин и положению ЛГБТ сообщества в стране.

Это второй фильм из цикла «Трип». Ранее на онлайн-платформе PREMIER вышел документальный фильм о трансгендере «Трип. Смена пола: секреты тайского бизнеса». Электрик из Татарстана 51 год мечтает сменить пол. Съемочная группа фильма отвезла его в Тайланд, чтобы показать, как на самом деле живут леди бои. Оба фильма доступны для бесплатного просмотра на PREMIER.

Евегений Берг, журналист

«Мы приехали в Тегеран вдвоем с продюсером. Профессиональных камер у нас не было. Наш проводник сразу указал на то, что за нами следит контрразведка, потому что мы иностранцы. За съемку нас могли в любой момент арестовать и поместить в тюрьму на 6 месяцев».

«Тегеран издалека кажется женщиной, завернутой в никаб, которой ничего нельзя. Но это не Северная Корея, эта страна не отрезана от мира. В ней есть жизнь, надо просто хорошо поискать ее. Нашей задачей было поучаствовать в подпольной иранской вечеринке, узнать больше об этой стране и не быть пойманными местной разведкой».

«Наш проводник позвал нас на закрытую техно-вечеринку под Тегераном,  которая была незаконной. Мы боялись, что когда приедем туда, то там будет не техно-вечеринка, а две вырытых в земле ямы! Все обошлось. Нашему контакту скинули геолокацию за несколько часов до начала тусовки, до этого её никто не знал. Вход стоил 100 долларов за человека. Нас предупредили, что если вечеринку накроют, то все разъезжаются. При этом у организаторов были деньги для откупа от полиции. И все это ради того, чтобы просто потанцевать!».

Проводник

«У нас две разных жизни. В первой — все запрещено, а во второй — нет запретов, но ты должен делать все по-тихому, чтобы никто тебя не увидел».

«Никто не знает о вечеринке в клубе, кроме 50-60 человек, которые на нее придут. Если полиция поймает пьяного иранца на улице, то ему грозят тюрьма и удары плетью!»

Ханна Таран, трансгендерная женщина из Ирана, живет в Турции

«В Иране уже несколько лет делают операции по смене пола и помогают менять документы. Проблемы начинаются, когда ты идешь устраиваться на работу. Ты не получишь никакой работы, если узнают, что был сделан переход. В Иране я была консультантом по делам с трансгендерами. Многие мне говорили, что если бы в стране была другая ситуация, то они бы не стали делать операцию. Государство разрешает делать операции, но не дает после этого возможности нормально жить. Ничего не делается для того, чтобы люди нас принимали и понимали».

«У нас могут быть проблемы не только с государством, но и с семьей. Семьи не принимают трансгендерных людей. Я знаю многих, кто покончил жизнь самоубийством. Однажды отец сказал мне: «Если ты решишься сделать операцию, то мы отрежем тебе голову!». Я постоянно жила в страхе. Отец недавно умер, и родственники винят меня этом. Думают он умер из-за того, что переживал по поводу моей операции по смене пола».

Сина Хасани, беженец, живет в Турции

«Иран пользуется религией в качестве политического рычага. Я знаю женщин, которых посадили на 15-20 лет за то, что они сняли с головы платок. Права женщин в Иране нарушаются повсеместно, там до сих пор выдают замуж девочек в возрасте 9-15 лет. Недавно судили женщину, которая обороняясь от насильника, не намеренно убила его. Ее повесили, потому что она защищала себя!»

scroll to top