Мы приехали в Москву и голодали по-страшному: Сергей Жуков в шоу «Ночной дожор» на PREMIER

Premier-dozhor-zhukov-PR.jpg

На онлайн-платформе PREMIER вышел новый эпизод шоу «Ночной дожор» с Константином Ивлевым. На ночь глядя Ивлев вместе со звездным гостем отправляются в ресторан, чтобы проникнуть на кухню, приготовить гору еды, вдоволь поесть на ночь и откровенно поговорить друг с другом. Гостем второго выпуска стал солист группы «Руки вверх» Сергей Жуков.

О голодной юности

Мы только приехали в Москву, еще не было «Руки вверх», мы голодали по-страшному. Не было ничего жрать, ночью мы диджеили, покупали утром 2 доширака, булку хлеба и пачку сигарет. Это все, что мы могли взять.

И был мой день рождения, я говорю: «Ребят, можно попросить подарки не дарить, принесите продукты, жратву!». И одна девочка принесла палку колбасы. Я в тот день для себя понял, что каждый день рождения я буду отмечать с размахом!

О продюсере-извращенце

Мы писали кассеты и развозили всяким продюсерам: вдруг кто-нибудь обратит внимание. Мы все ждали продюсера, который нас раскрутит. Нам говорят: есть такой, он всем помогает, засовывает на телевидение. Мы звоним ему, он говорит: приезжайте в 00:30 на Бабушкинскую. Мы говорим, а можно пораньше? Он: нет, я занят, могу только в это время.

А мы же на метро, а оно закрывается в час ночи. Я говорю Лешке (Потехину — прим. ред.), вот мы щас приедем, а обратно никак — пешком только.

Мы приезжаем, там эти районы одинаковые, кошмар, грязь. Мы заходим в обоссанный подъезд, звоним в дверь, и он открывает — голый. И говорит: ну что, сразу пойдем в кровать, или поговорим сначала? Мы обалдели! И шли потом пешком, 2 часа сорок минут до дома, и поняли, что в шоу-бизнесе не все так гладко.

О фанатках и народной любви

У нас концерты были на стадионах. И однажды перед концертом приходит ко мне директор стадиона и говорит: «У нас к вам просьба: будете когда петь последнюю песню, вы пойте ее не на сцене, а спускайтесь со сцены, и идите через зрителей. И как только последнее слово допели, бегите в проем, где у вас выезд. Потому что если вы не успеете, то фанаты вас разорвут». Я говорю: «Да ну, глупость!». 

И допеваю последнюю песню, и вижу, как трибуна уже сползает и начинает бежать на меня. И короче мы прибегаем к сцене опять, и видим, что фанаты на нас бегут. Пять тысяч человек! А это хоть и девочки, но они налетают на тебя!

И пришлось залезть под сцену, чтобы нас не задавили. Я тогда начал понимать, что любовь это очень страшная вещь.

О звездной болезни

Первый раз, когда я вышел на большую сцену, я от ужаса был в безумном стрессе. Потому что понял, что могу управлять людьми! И в этот момент ты ловишь неправильную штуку, которая может тебе мешать. Ту самую звездную болезнь. И с этого момента у тебя крылья вырастают, и если вовремя тебе не хлопнут по макушке и по этим крыльям, то многие не выдерживают. У меня начала она зарождаться, но не смогла развиться: было очень много концертов — по 50 в месяц — и мы не успевали просто блатовать. Мы спали с Лешей в одном номере в гостиницах! Это экономия, которая там была.

О скромном райдере

У нас была коллекция водки со всей страны! Из каждого города мы привозили: «Самарская», «Алтайская», «Нижегородская»..Собрали 190 бутылок! И это единственное, что было в райдере: водка с названием города! 

Об опасностях ресторанного бизнеса

Всегда первые рестораны ты открываешь для себя и для друзей. И вот мы на Таганке открыли первый ресторан «Бедуин». И я начал там пропадать. Я назначал там встречи, круглосуточные, и круглосуточно выпивали. Я через год превратился в какого-то отморозка. И сказал все, больше нет!

Об аллергии

«Крокус», концерт. Я решил за день до концерта стричься. Пришел, там парень модный, говорит: «Ой, какая борода, давай тебе ее в черный цвет покрасим, будет красиво!». Я согласился. Утром проснулся, а у меня начался отек квинке: огромная шея! Он сжег мне химией, пошла аллергия на краску, я начал задыхаться, меня увезли в клинику, я сутки до концерта провалялся. После этого я не крашусь. У меня даже в личном деле запрет на окрашивание.

scroll to top